Задать вопрос,

заказать звонок

г. Москва, КОНТАКТЫ >>

 
 
 
 

Общая информация об Эльбрусе

Эльбрус находится на юге России, на границе Карачаево-Черкессии и Кабардино-Балкарии. Если говорить более точно, это не одна гора, а целый массив. Здесь выделяются Западная вершина (5.642 метра) и Восточная (5.621 метра). Они разделены глубокой седловиной с высотой 5.325 м и отстоят друг от друга примерно на 3 км.

Эльбрус считается самой высокой точкой Европы, но... не везде!

Мнения европейцев на эту тему расходятся. Проблема в том, где определить границу между Европой и Азией, особенно в области между Каспийским и Черным морем. На 300 километров севернее Кавказа лежит Кумо-Манычская впадина, по которой когда-то были между собой связаны Каспийское и Азовское или Черное море. Поэтому если провести границу по этой впадине, то Эльбрус окажется в Азии, а высшей точкой Европы станет Монблан. Варианты границы между Европой и Азией на юге И такой версии придерживаниются, например, немецко-говорящие страны. Но многие географы (особенно англо - и франкоязычные) придерживаются того мнения, что граница проходит между континентами по главному хребту Большого Кавказа. Для них высшей точкой Европы остается Эльбрус, и тогда в Европе появляется гора-пятитысячник (высота Моблана только 4.810 метров).

Но в любом случае, Эльбрус является мечтой многих как профессиональных альпинистов, так и любителей, а потому одной из самых популярных вершин.

Виртуальный тур на Эльбрус

На карте (которая открылась перед вами) Эльбрус - это белое пятно в левом нижнем углу (с голубой "запятой"-указателем). Сверху в центре аэропорт Минеральные Воды, а в нижнем правом углу - аэропорт г. Нальчик, а на прмой между ними (чуть ближе к Нальчику) Баксан. Через Баксан и Тырныауз вьется коричневая лента дороги, по которой на машине можно доехать до Поляны Азау. Азау вы увидете, если увеличите карту. Увеличьте карту до максимума, и мы сделаем маленький виртуальный тур. Смотрите - там, где заканчивается дорога - начинается голубая нитка канатной дороги, которая ведет до Старого Кругозора, а оттуда поворачивает на Мир. От станции Мир берем ту нитку канатки (это уже кресельная дорога), что правее, и она нас приведет на Гара-Баши (и еще один Мир на карте). Видите, кто-то выложил серую ленту с патронами? Та-дам! Это Приют Бочки! Двигаемся вверх по левой гряде (туда, где заканчивается левая нитка канатки), и еще выше - видим LeapRus, еще выше и чуть правее по той же гряде - Приют Одиннадцати! Видите, гряды здесь сходятся, и похоже на колею от автомобиля? Эти 2 гряды - скалы Пастухова :-))

А складочки и черточки справа и слева от скал - те самые ледосбросы (ледовые трещины глубиной от нескольких этажей до сотен метров), в которые можно прилететь сверху с огромной скоростью, если идти без кошек, и не связанным с товарищами. А еще на ледосбросы можно прийти медленно, если заблудиться на спуске в непогоду (на Эльбрусе частые туманы и метели), что и случается периодически с неподготовленными горовосходителями, идущими в одиночку, либо без должного профессионала в группе...

От виртуального тура - в историю.

История появления Эльбруса

10-12 миллионов лет назад на месте Эльбруса располагалось Большекавказское окраинное море, а 5 миллионов лет назад началось образование Кавказской гряды. Ее структура имеет складчатый характер. Самой высокой к настоящему времени стала центральная часть Большого Кавказа — Эльбрус и Казбек.

Примерно 2-2,5 миллиона лет назад здесь произошло первое извержение, которое продолжалось несколько тысяч лет. В результате извержений образовался основной конус Эльбруса.

Эльбрус является относительно молодым вулканам. Последнее крупное извержение произошло в 50 году нашей эры, ± 50 лет. Более слабое наблюдалось приблизительно 900 лет назад.

Места извержения все время меняли свою дислокацию. Скалы Хотю-Тау-Азау, расположенные на юго-западных склонах, являются самыми древними кратерами. А современные, западная и восточная вершины – самые молодые из существующих. Изначально образовалась западная вершина, а потом, у бокового кратера с восточной стороны, начала образовываться вторая. И обе они - новообразования внутри более «пожилого» кратера.

Жерло вулкана Эльбрус

Обе вершины почти равны по высоте (Западная на 21 метр выше). Конус западной вершины более грандиозный, склоны его крутые, до 50°, диаметр кратера 600, а глубина 300 метров. Но восходителям на вершину не очень понятно, что это кратер вулкан... Лучше сохранился кратер у восточной вершины, его диаметр 300, а глубина 80 метров.

На Эльбрусе до сих пор есть испарения газов в небольших количествах. И горячие нарзанные источники указывают на то, что вулкан еще жив. Эльбрус называют то затухающим, то спящим, то просыпающимся, но учеными на склонах ведется мониторинг за деятельностью вулкана. В отличии от землетрясений, извержения не происходят неожиданно - при наблюдении за вулканом приближение извержения можно своевременно заиксировать приборами.

Сейчас Эльбрус покрыт вечными снегами и очень толстой ледяной коркой, а общая площадь его ледников составляет около 130 квадратных километров. В наши дни она постоянно сокращается (за последние 100 лет площадь ледников сократилась на 18%), поэтому точные данные пока неизвестны. Отступают и самые известные ледники Эльбруса — Терскол, Малый и Большой Азау. Из-за этого ландшафт постоянно меняется, и можно не узнать привычные места, потому что появляются новые тропы и озера.

На склоне Эльбруса лежат огромные валуны застывшей магмы - с человеческий рост

История заселения Эльбруса

Эльбрус был заселен с незапамятных времен — скифами, балкарцами и другими древними племенами. С середины XVIII века этот район начала колонизировать Россия, закончившая этот процесс только в 1820-х годах. Местными балкарцами в царской России управляли князья Урусбиевы.

Во время Великой Отечественной войны Эльбрус был недолго занят немецкими войсками.

После войны живших в Приэльбрусье карачаевцев и балкарцев депортировали (принудительно выселили), за 2-4 дня целые народы(!) - в Казахстан и Среднюю Азию (подробнее о депортации карачевцев и балкарцев). В их дома перебрались черкесы, кабардинцы и сваны. Прежним жителям разрешили сюда вернуться только в 1957 году. Примерно в то же время началась реализация программы по превращению Приэльбрусья в туристическую зону.

Эльбрус в истории человечества

Нынешнее название Эльбрус происходит, вероятно, от грузинского слова „конусовидная гора“. До 20 века гору называли так же Эльборос, Эльборус и Эльбурус.

В древности была гора известна как Стробил (Strobilus), в мифологии как место заточения Прометея, который украл у богов и принес людям огонь: он был прикован к одной из скал вулкана.

По некоторым преданиям, это был первый клочок суши, который увидел Ной после потопа: еще до высадки на Арарате, корабль ударился о вершину горы и расколол ее надвое. А также Дивы, персидские мифические существа, в наказание за свои грехи был изгнаны на Эльбрус и с тех пор живут здесь. От Эльбруса отправился Ясон в путешествие на поиски Золотого руна...

Гора считалась священной, и поэтому долгое время восхождение на ее было запрещено.

История первых восхождений
на Эльбрус

Впервые Эльбрус был покорен 22 июля 1829 года: на Восточную вершину взошли  члены экспедиции Российской академии наук. Впрочем, это восхождение было потом многократно поставлено под сомнение... Повторное восхождение было совершено только через 39 лет, английскими альпинистами.

Западная вершина впервые покорилась людям 26 июля 1874 года: этот подвиг совершили гости из Великобритании.

А на оба пика сразу удалось подняться только в 1910 году. Такое восхождение (на обе вершины) называется «Крест Эльбруса», и чтобы добраться от одной вершины к другой, нужно пройти дополнительно полторы тысячи метров по перевалу Седловина Эльбруса.

Немецкие войска на Эльбрусе

Во время Второй мировой войны у советских войск были специальные горнострелковые дивизии, но они были плохо готовы к обороне Главного Кавказского хребта.

И сама горная подготовка этих наших частей была очень слабой, тренировки проводились только на небольших склонах, и не было специального оборудования: крючьев, снегоступов и даже лыж! Плюс фронт был растянут, и сил не хватало, да и некоторые командиры считали Главный Кавказский хребет непреодолимой преградой для противника, поэтому оборону толком не готовили. Например, к моменту выхода немецких частей к Главному Кавказскому хребту не только северные склоны, но и многие перевалы оказались не занятыми нашими войсками, а занятые перевалы почти не имели оборонительных сооружений.

Добавляем еще и проблемы у советских войск с организацией разведки на подступах к перевалам с севера и отсутствие постоянной связи со своими же небольшими отрядами на перевалах.

В середине августа 1942 года начались ожесточенные бои на перевалах Главного Кавказского хребта. К середине августа части 1-й немецкой горнострелковой дивизии «Эдельвейс» подошли к Клухорскому, Марухскому перевалу и к Эльбрусу.

Справочно: Горная Бригада - немецкие горные войска (горные егеря, горные стрелки) - были созданы и обучены специально для боевых действий в труднопроходимой местности и в экстремальных климатических условиях. Причастны так же к военным преступлениям в Италии и Греции (в том числе к убийству женщин и детей).

За несколько лет до войны в Приэльбрусье приезжали отдыхать иностранцы. Но местных жителей поражало, во-первых, то, что среди туристов-иностранцев так много именно немцев, а, во-вторых, то невероятное упорство, с которым они совершали «тренировочные» восхождения, – рассказывала инструктор по горному туризму Светлана Холобаева в Музее обороны Приэльбрусья. – Встречали их очень хорошо, жили немцы в том числе и на турбазе нашего Министерства обороны, которая тогда уже существовала. Старики рассказывают, что практически все немцы были с фотоаппаратами, но что снимали – горные виды или ландшафт будущих военных действий, уже не выяснишь.

Во время всей второй мировой войны немецкие войска водружали свои флаги на всех подходящих знаковых достопримечательностях - это очень хорошо обыгрывалось пропагандой. Не исключением стал и Эльбрус - от немецкого командования (от генерала Хуберта Ланца) последовал приказ собрать лучших альпинистов, отправить их на штурм Эльбруса и установить на вершине флаг со свастикой.

Как немцы взяли Приют Одиннадцати.

Без единого выстрела...

В высокогорной хижине Приют 11 находилась небольшая группа наших войск. Телефонной связи нет, радиостанции в горах надежной связи так же не обеспечивали. Напоминаем, это высота 4.200 метров, вокруг вечные снега, канатных дорог еще нет, и, чтобы получить новости о продвижении немецких войск, - нужно спускаться далеко вниз по глубокому снегу (троп исхоженных ведь тоже нет). Каждый день в таких условиях вверх-вниз не побегаешь. Поэтому солдаты жили, по сути, в информационной изоляции.

Cоветские солдаты в горах Кавказа, 1943 г.

Дальше есть две версии событий.

Советская: 17 августа 1942 года на Приюте 11 находились начальник метеорологической станции, его жена и радист. Метеорологи продолжали работать на станции, так как никаких указаний из Пятигорска о прекращении работы не поступало. В этот же день из Баксанского ущелья к ним поднялась группа разведчиков в составе трех человек, посланная командованием советских подразделений, находившихся в то время в Баксанском ущелье. Около 10 часов зимовщики и разведчики заметили, что с перевала Хотю-Тау движется колонна немецких егерей. Часть из них направилась к Старому Кругозору, другая — к Приюту Одиннадцати.

Учитывая неравенство сил, наши решили спуститься в Баксанское ущелье, захватив с собой наиболее ценное оборудование. Под покровом облаков в обход «Старого Кругозора» они незамеченными спустились в Азау.

По немецкой версии:

Воспоминания очевидца из "основного отряда", Макса Геммерлера

Мы поднимаемся по левой долине Уллу-Кам, проходим мимо нескольких колхозных пастбищ, и на второй день марша, пройдя 30 км и преодолев подъем в 1000 м, устанавливаем в долине первый бивуак в лагере, на высоте 2241 м.

Немецкие солдаты поднимаются к перевалу Хотю-тау, 1942 г

Из этого базового лагеря восхождение на перевал Хотю-Тау (3.546 м) и на юго-западный гребень должно было привести к «западному приюту» Эльбруса (Westhütte des Elbrus).

Часть отряда направилась вверх по Юго-западному гребню Эльбруса, чтобы взять отмеченный на карте «западный приют», который как оказалось, в реальности не существовал! Это открытие опрокинуло весь первоначальный план взятия Эльбруса, ибо преодолеть перепад высот более 2000 м, между перевалом Хотю-Тау и вершиной Эльбруса (5633 м), за один раз, со всем имуществом и вооружением, было для немецких альпинистов не по силам.

Немцы нуждались в промежуточной базе. Такой базой мог стать «Эльбрус-Хаус» («Elbrus-Haus» - имеется в виду «Приют 11»), находившийся от немцев в этот момент в 7 километрах по прямой, за большим и малым ледниками Азау, на южном склоне Эльбруса, который можно было уже видеть в бинокль.

Поэтому вечером 16 августа 1942 года группа капитана Грота подошла по долине Кубани, к 3.546-метровому перевалу Хотю-Тау у западного подножья Эльбруса. На перевалах не было солдат Красной Армии, но приходилось преодолевать взорванные мосты, крутые скалы и осыпи. На высоте почти 3.000 метров под диким юго-западным склоном Эльбрусского массива у края ледника Уллу-Кам лагерем встала головная группа из 20 человек.

1942 год, переход горных стрелков от перевала Хотю-тау к Приюту-11. На этой фотографии (возможно, снятой позже) немцы уже перешли перевал Хотю-тау, и прошли плато Хотю-тау

На этой фотографии (скорее всего, она снята позже) немцы уже перешли перевал Хотю-тау, и прошли плато Хотю-тау. Наверху обе вершины Эльбруса, ближняя из них - Западная.

В ночь с 16 на 17 августа (еще до полуночи) разведывательный дозор из 8 человек под командой офицера разведки Шнайдера отправился к Приюту 11 с задачей разведать обстановку, расположение и вместимость приютов (предполагалось, что приюты пусты).

Вьючная группа (изначально 12 мулов и 12 осликов) с вооружением, боеприпасами и продовольствием (то есть основной отряд) отстала, и нужно было дождаться ее прибытия. Поэтому остаток небольшого отряда получил приказ дождаться вьючной колонны и, как только она прибудет, следовать за Гротом.

А сам капитан Грот со связистом 17 августа в 3:00 ночи, пользуясь неточными картами и абсолютно не зная местной обстановки, пошел за разведывательным дозором Шнайдера, чтобы как можно скорее получить данные разведки.

На восходе солнца капитан Грот и его связист находились на высоте перевала Хотю-Тау (3.546 метров). Перед ними на 17 километров с запада на восток протянулись языки ледников Азау, Гара-Башиша, Терскола и Джика-Угон-Кес. И посреди этой выветренной, пересеченной многочисленными разломами ледяной пустыни, в шести километрах от себя на скале, на 650 метров выше, Грот видит покрытый металлом, сверкающий на солнце отель.

Дозора Шнайдера не было видно. Он прошел ночью, и на твердом льду ледника Азау он не оставил ни следа. Грот был уверен в том, что Шнайдер со своими людьми захватил заметное издали и, по-видимому, необитаемое здание.

На хорошо заметное место на тропе Грот кладет письменный приказ главной группе немедленно следовать за ним и отправляется к Приюту.

А с дозором произошло следующее: к утру Шнайдер добрался до этого заметного, напоминающего дирижабль здания и своевременно обнаружил, что оно занято Красной Армией. Поэтому дозор ушел вверх по леднику, чтобы занять там позицию. Сверху спустился один из немцев, чтобы предупредить об этом Грота.

Воспоминания очевидца из "основного отряда"

17 августа в 4 часа началось восхождение из нашего промежуточного лагеря (с высоты 2.241 м, это еще до перевала) к «Эльбрус-Хаусу» (4.200 м). По очень крутым моренным осыпям, которые стоили нам последних осликов, к 7.30 мы должны были преодолеть перепад высот в 1.300 м. Перед нами раскинулось огромное ледовое море, а над ним возвышалась двойная вершина Эльбруса. Теперь возможности продвинуться дальше с нашими мулами не было. Тяжелое имущество (оружие, веревки, кошки, ледорубы, провизию), пришлось взвалить на плечи бойцам и офицерам, каждому примерно по 50-70 фунтов...

Как крошечные точки, которые мы видели невооруженным глазом на той стороне огромных ледовых расщелин, группа связи [группа Шнайдера] приближалась к Эльбрус-Хаусу. Эти люди вышли раньше и имели преимущество в высоте на 500 м выше нас, отдыхающих в долине Уллу-Кам, чтобы иметь фору в движении со своим тяжелым оборудованием связи.

По утреннему морозу, они относительно быстро пересекли ледник по мерзлому фирну, но их ждал неприятный сюрприз, Эльбрус-Хаус был занят противником. Обер-лейтенант Шнайдер со своей группой обогнул Эльбрус-Хаус и, расположившись в скалах выше него, решил ждать подхода нашего основного отряда.

Дальше вариант развития событий от Грота:

Итак, что делать? Атаковать маленькой группой? — Идиотизм. Повернуть назад? — Бессмысленно! Их уже наверняка засекли русские, и держат на мушке пулеметов!

Грот приказывает обоим своим людям залечь. Затем достает из рюкзака белый платок и, размахивая им, тяжело идет по рыхлому снегу к ближайшей русской пулеметной огневой точке.

Грота, естественно, берут в плен. Красноармейцы, вооруженные винтовками с примкнутыми штыками, ведут его к отелю, где стоит группа офицеров. Командный пункт находился на метеостанции. Грот видит полноценный взвод, состоящий из киргизских горных стрелков, и образцово подготовленные оборонительные позиции.

С помощью начерченного в блокноте для донесений эскиза и ломаного языка, Гроту удалось объяснить русскому командиру, что «его окружили со всех сторон. Отовсюду приближаются превосходящие силы, а он, капитан, направлен в качестве парламентера, уполномочен предоставить хозяевам свободное отступление, чтобы предотвратить кровопролитие».

Немыслимое свершилось: после долгого совещания, которое устроили гражданские метеорологи со своим рабочим штабом, русское подразделение и ученые, захватив оружие, начали спускаться в долину Баксана. Они оставили четверых вооруженных узкоглазых солдат. Задача им была поставлена шепотом, и капитан ее не понял.

Все четверо оказались мирными крестьянами. Грот накормил их пирогами и напоил чаем на кухне метеостанции. Это завязало дружбу. Винтовки были отложены в сторону, позвали Штайнера и Шварца.

Штайнер достал из кармана кителя имперский военный флаг, Шварц поднялся к флагштоку метеорологической станции и поднял на нем флаг в знак победы. Великолепный опорный пункт без единого выстрела оказался в руках у немцев.

Немецкий флаг над Приютом Одиннадцати (над Эльбрус-хаузом)

Подошел разведывательный дозор Шнайдера, напряженно следивший за авантюрой. В течение вечера подтянулись люди передового отряда. К наступлению ночи собрались все двадцать человек и заняли оборону.

Немецкий солдат охраняет Приют Одиннадцати (Elbrus-Haus), 1942

Ночью ждали нападения красноармейцев, но оно так и не случилось. Подошел Геммерлер с основным отрядом. В Эльбрусской гостинице имелось 150 мест в 40 помещениях и, кроме того, большие запасы продовольствия и имущества.

Выставив на следующий день необходимое охранение, альпинисты 1-й и 4-й дивизий отдыхали, чтобы набраться сил для восхождения на вершину.

Карта немецкой операции по захвату Приюта 11 и восхождения на Эльбрус

Карта немецкой операции по захвату Приюта 11 и восхождения на Эльбрус. Обозначен и первоначально планировавшийся маршрут (стрелка наверх и пунктир), а пунктиром вниз через Кругозор в Терскол - спуск прежних обитателей Приюта.

Схема из книги R. Kalteneger "Gebirgsjäger im Kaukasus: die Operation "Edelweiß" 1942/43"

Уточнения о роли Грота в операции по захвату Приюта...

Воспоминания очевидца из "основного отряда", самого Макса Геммерлера

Ранее, в одиночку и с легким грузом, гауптман Грот (Hptm. Groth), руководитель операции, подошел к Эльбрус-Хаусу. Полагая, что передвигающиеся там люди являются его подчиненными из группы связи, он ничего не подозревая, направился туда, и утром того же дня был захвачен там несколькими русскими (3 офицерами и 8 солдатами).

Через несколько часов мы с основным отрядом направились к Эльбрус-Хаусу. Фирн стал мягким, жара опустилась в ледовые впадины. Весь отряд, 30-40 человек, начал растягиваться, нужно было обвязаться веревками, мостов через расщелины не было, а кроме того иногда приходилось далеко обходить глубокие впадины.

Из Эльбрус-Хауса хорошо были видны эти маневры, многочисленных обвязанных веревками солдат, что вероятно создало впечатление подготовки массированного штурма. Господа защитники нашли дело достаточно щекотливым, и вероятно они не имели точного приказа, в общем, они ушли в сторону Баксанской долины, оставив гауптмана Грота и четверых солдат, которые перешли на нашу сторону и стали хорошими носильщиками.

Мы, «атакующие войска», полностью измотанные нагрузками тяжелейшего подъема на 2.000 м, достигли горного приюта между 16 и 17 часами, и только там осознали эффект нашей неосознанной демонстрации атаки.

Итого, во всех версиях Приют 11 был занят немцами без единого выстрела. В советской только забыли сказать о том, что брали в плен немецкого офицера, и оставили зачем-то на месте 4-х бойцов с оружием... А погибнет Приют Одиннадцати спустя ровно 56 лет, от обычной русской безалаберности...

Хайнц Грот (род. 08.01.1906 в Ганновере, умер 28.04.1994 в Мюнхене)

За восхождение получил месячный отпуск и жетон с силуэтом Эльбруса и надписью «Пик Гитлера».

Читал по-русски, собирал книги о России, русский язык изучал с 1939 года, когда жил в Терсколе, где находился с паспортом горного инженера Генриха на молибденовом руднике в Тырныаузе. Благодаря этой легенде имел возможность изучать местные горы. Также до начала войды поднимался к "Приюту одиннадцати" и на Эльбрус.

После 1945 года работал горным спасателем, судьей по гражданским делам (мировым судьей). Автор нескольких путеводителей по баварским Альпам. В 1982 году с Гротом в Мюнхене встречался и в дальнейшем переписывался Евгений Борисович Гиппенрейтер (1927-1997) мастер спорта СССР по альпинизму, переводчик зарубежных альпинистских делегаций и многих спортивных групп.

Приют Одиннадцати в 1942 году. На фотографии немецкий солдат

Восхождения немецких солдат в августе 1942 на Эльбрус

Естественно, альпийские стрелки тут же стали делать попытки восхождений на вершины. Но как раз тут вмешалась непогода с метелями, обильными снегопадами и плохой видимостью. И карт восхождения от Приюта 11 до вершины у немцев не было. Дважды группа начинала подъем и отменяла его...

Макс Геммерлер:

18 августа был днем отдыха и акклиматизации на высоте. Мы все испытывали недосыпание и плохой аппетит. 19 августа в 3.30 утра гауптман Грот приказал начать подготовку подъема на вершину. Вряд ли подъем ставит перед нами какие-то особенные горные трудности. Умеренно крутой ледник, на правильно выбранном маршруте малое количество расщелин, безобидный гребень и через него к вершине, на край бывшего кратера вулкана.

Что заставляет нас беспокоиться, так это разреженный воздух и часто меняющаяся погода.

С недалекого отсюда Черного моря удивительно быстро приходят грозовые фронта, которые на высоте превращаются в ледяные бури.

Великолепный восход солнца обещает нам чудесный день для нашего мероприятия. Но на высоте 4.800 м, взобравшись на одну из скал, первый же грозовой фронт с метелью и туманом окутывает нас так, что пропадает всякая видимость.

Гауптман Грот принимает решение отступить к Эльбрус-Хаусу, но мне и моим товарищам Безлеру, Фуксу и Хоффу разрешает продолжить восхождение. Теперь мы двигаемся наискосок вверх к так называемой седловине Эльбруса, которая находится между двумя вершинами на высоте 5300 м, и в 7.30 находим там под снегом хижину для проживания (по видимому, речь идет о построенном в 1932-33 годах высокогорном приюте «Седловина», в 1958-59 хижина была забита снегом и заброшена).

Мы влезли туда через окно, чтобы отдохнуть и подождать, что будет с погодой. Разряженный воздух на этой высоте тревожит нас, но вскоре уже гудит наш примус, и кружка горячего чая оживляет в нас жажду деятельности.

Около 12 часов погода успокоилась. Осязаемо близко вершина возвышается над нами, и мы могли бы достигнуть ее за час. Мои товарищи настаивают завершить восхождение, даже в отсутствии руководителя восхождения гауптмана Грота, т.к. это было бы оправдано постоянно меняющейся погодой.

Чувство единения с товарищами из 1-й горной дивизии, которые подчиняясь приказу, были вынуждены повернуть обратно, говорит мне не завершать совместно начатое дело без их участия. Мы прикрепляем наш дивизионный вымпел к нашей заснеженной хижине и назваем ее «Приют Горечавка», и к 14 часам по компасу спускаемся к Эльбрус-Хаусу.

В тот же день туда же пришел лейтенант Ранк с остальной группой людей из 4 горной дивизии с провизией и боеприпасами. Теперь команда состояла из 9 офицеров, 11 унтер-офицеров и 20 солдат из 1 горной дивизии, и 3 офицеров, 2 унтер-офицеров и 5 солдат из 4 горной дивизии.

Немецкие солдаты у Приюта Одиннадцати, 1942

Грот:

19 и 20 августа была пурга и сильный град. Несмотря на это, команда предприняла тренировочный марш до высоты 5000 метров , чтобы привыкнуть к разреженному воздуху. От попытки восхождения 19 августа пришлось отказаться.

Вечером 20 августа по радио последовал категорический приказ командира 1-й горнострелковой дивизии через день покорить вершину Эльбруса.

День 21 августа обещал быть благоприятным, но утром оказалось, что прогнозы обманчивы. Ночью вокруг дома завывал сильный ветер.

В 3:00 команда пошла на восхождение. Начался снегопад. Свечение неба в серых предрассветных сумерках ничего хорошего не предвещало. Вскоре началась метель, видимости не было никакой.

Несмотря на это, группа шла дальше, шесть связок по три человека, среди них четверо – из 4-й горнострелковой дивизии. У Эльбрусской гостиницы осталась в охранении небольшая группа. Все еще ожидалась контратака противника.

Группа восходителей насчитывала 20 человек: 14 из состава 1-й горнострелковой дивизии («Эдельвейс») и 4 из состава 4-й горнострелковой дивизии («Энзиан»), включая капитана М. Гэммерлера и 2-х кинооператоров Вольфганга Гортера и Ханца Ертля. Лидером группы был капитан Хайнц Грот.

В 11:00 обер-фельдфебель Кюммерле установил флагшток с немецким военным флагом на ледяной вершине. Рядом с ним были установлены штандарты 1-й горнострелковой дивизии с эдельвейсом и 4-й горнострелковой дивизии — с горечавкой.

Покорители вершины пожали друг другу руки. Затем последовал осторожный спуск по тому же маршруту. Уже во время спуска с вершины было заметно, что военный флаг разорвало ветром, казалось, что боги защищаются от вторжения в их пределы.

В это же время (в 11:30) сформированная из памирцев советская альпинистская рота, которой командовал известный русский альпинист, находившаяся на высоте 5000 метров, из-за снежной бури отказалась от приказанного ей перехода через седловину Эльбруса к Эльбрусской гостинице.

Как для слабого гарнизона гостиницы, так и для безоружной группы восхождения возможная встреча с советской горнострелковой ротой была бы неприятным сюрпризом...

Воспоминания об этом восхождении Макса Геммерлера:

Утро 21 августа обещало лучший день. Поэтому подъем был назначен на 3 часа. Когда к 5.30 мы выходим к отрогу восточной вершины, нас снова окутывает густой туман. Седловину приходится пересекать, ориентируясь по компасу.

В 8.15 мы добираемся до «приюта Горечавка» и отдыхаем там, дожидаясь хорошей погоды до 9.30. Но наши надежды оказываются тщетны, вьюга превратилась в снежный буран.

Однако настало время действовать или снова безуспешно возвращаться назад. Возвращаться никто не собирается! Так что вперед! Решено двигаться по намеченному 19 августа маршруту. Руководство группы 1 горной дивизии решило попробовать другой маршрут, но через полчаса передумало, когда достигло скальных ребер гребня вершины. Снежная буря становится сильнее, а туман постоянно сгущается. Видимость не далее длины своей веревки. Горизонтально летящий снег залепляет глаза.

Около 11 часов гребень становится пологим, а шторм превращается в ураганный, что является признаком близкой вершины. Я дожидаюсь, когда гауптман Грот подойдет ближе, что бы пропустить его вперед, для того, чтобы он первым водрузил имперский военный флаг на вершину. Однако он передает по цепочке, что отказывается. Поэтому я назначаю обер-фельдфебеля Кюммерле из 1 горной дивизии знаменосцем имперского военного флага, который глубоко втыкает древко в фирн, на хорошо видимом возвышении. Штандарты 1 и 4 горных дивизий мы прикрепляем рядом с ним. Затем мы пожимаем всем альпинистам замерзшие руки; дальнейшее пребывание здесь невозможно, поворачиваем свои лица к несущемуся с запада шторму и заставляем себя, в прямом смысле слова, спускаться вниз.

Установка немецкого флага на Эльбрусе 21.08.1942

На зубья кошек налипают комья свежевыпавшего снега, что делает передвижение по льду небезопасным. Некоторые поскальзываются и падают. Один раз, на одной веревке одновременно падают три товарища, но доктор Карл фон Краус удерживает их своей железной хваткой.

С севера слышатся едва различимые крики, зовущие нас. Мы откликаемся, в результате чего спускающаяся в противоположном направлении группа под командованием гауптмана Грота, догоняет нас.

С ледяными корками на лицах, мы снова достигаем седловины Эльбруса. Сразу же готовимся пересекать юго-восточный отрог (Sudostsporn). Команда подвергается тяжелым испытаниям. Некоторые бойцы сильно истощены и не могут выдерживать темп. Один, который страдает ангиной еще с Эльбрус-Хауса, совершенно ослаб, и более сильным бойцам приходится поддерживать его. Из-за этого движение стало замедляться.

Поскольку каждый стремится поскорее спуститься вниз, сплоченность начинает ослабевать. Если мы не хотим потерять своих ослабших товарищей, нам нужно держаться вместе. Решительными мерами удается преодолеть кризис, и команда снова сплоченно направляется вниз. Это еще раз доказывает, что даже на простой горе, в плохую погоду, в шторм и туман, когда даже сильнейшая команда начинает нервничать, если не принять решительных действий, это может привести к катастрофе.

Чем ниже мы все вместе пробиваемся, тем меньше чувствуется усталость. Помаленьку начинают возвращаться силы. И когда мы, наконец, в приподнятом настроении, добираемся до Эльбрус-Хауса, ожидающие нас товарищи и не подозревают, какой хороший опыт проведения альпинистских и военных операций получил совместный отряд обеих дивизий.

21 августа, во время 3-й попытки, при неблагоприятных погодных условиях около 11 часов они достигли, как им казалось, вершины, точнее, скалы, которую восприняли за вершину, и установили на ней военный флаг Рейха.

О фото- и видеосъемке в тот день из-за погодных условий нечего было и думать...

Ошибка выяснится только двумя днями позже. 

Флаг, установленный 21.08.1942. Обратите внимание на высоту Эльбруса: 5.633 м. Объяснение будет дано ниже

Флаг, установленный 21.08.1942. Обратите внимание на высоту Эльбруса: 5.633 м. Объяснение будет дано ниже (см. Какой высоты Эльбрус?)

Почему вершина Эльбруса не стала Пиком Гитлера

В своем праздничном (не боевом) приказе по части генерал Хуберт Ланц особо выделял успехи своего специального отряда «На все времена должно остаться достижение горных стрелков в истории горных войн и вермахта...» и сообщал, что его команда дала ему возможность «просить фюрера назвать высочайшую вершину будущей Европы Пик-Адольфа-Гитлера».

Однако, его надежды на благодарность фюрера не оправдались...

Сообщение о восхождении на самую высокую гору Кавказа вызвала у Адольфа Гитлера припадок бешенства.

По воспоминаниям Альберта Шпеерса (Albert Speers):

«И профану становилось очевидным, что наше наступление выдохлось. Тут поступило сообщение, что подразделение горных егерей овладело Эльбрусом, самой высокой точкой Кавказа, пиком, окруженным обширными глетчерами, и установило на нем германское боевое знамя. Конечно, это было бессмысленное дело; впрочем, вполне безобидного свойства, всего-навсего приключение заядлых альпинистов. Мы все проявили даже определенную снисходительность к этому эпизоду, казавшемуся нам совершенно незначительным и несущественным.

Мне уже до этого приходилось видеть Гитлера в бешенстве. Но редко он так взрывался, как по получении этого донесения. Припадок ярости длился несколько часов, как если бы этой выходкой был сорван весь его стратегический замысел. Даже несколько дней спустя он перед всем и каждым поносил «этих чокнутых альпинистов», которых «следовало бы отдать под военный трибунал! В самый разгар войны они идут на поводу идиотских амбиций, занимают идиотские пики, когда он приказал сосредоточить все силы на прорыве к Сухуми. Из этого прекрасно видно, как выполняются его приказы!»

Срочные дела позвали меня в Берлин. Через несколько дней командующий кавказской группировкой войск был, несмотря на энергичное заступничество Йодля, смещен. Вернувшись через две недели в ставку, я застал Гитлера в ссоре с Кейтелем, Йодлем и Гальдером. Он больше не протягивал им для приветствия руку и не появлялся за совместным столом. Отныне и уже до конца войны он приказывал накрывать для себя в своем бункере, куда лишь очень редко приглашались самые избранные. Отношения Гитлера с его военным окружением были навсегда испорчены.»

Про все это горные стрелки еще не знали. Их расстраивало то, что с вершины нет фотографий. Поэтому 23 августа в хорошую погоду и при ясной видимости был предпринят повторный штурм вершины.

Восемь человек под командованием поручика Лойпольда (Leupold) достигли Западной вершины, и обнаружили, что... флаг был установлен не на вершине, а на пике под ней!

Ошибку исправили, и сделали фотографии. Правда, эти фотографии тоже не очень сгодились... Возможно, от того, что флаг был уже частично разорван ветрами...

Немецкий флаг на Эльбрусе, 23.08.1942

Было принято решение повторить восхождение, засняв это на кино- и фотопленку. Для этого верховное командование Вермахта отправило на Кавказ опытного альпиниста и кинооператора Ханса Эртля (Hans Ertl), члена пропагандистской роты.

7 сентября 1942 года он достиг с несколькими горными стрелками вершины при ярком солнечном свете, сделал фото- и киносъемку. Фотографии были широко распространены в качестве открыток, само восхождение немедленно начали демонстрировать в кинохронике.

Показательная съемка восхождения немцев на Эльбрус, 1942

В «Сообщениях из рейха» от 17 сентября 1942 в отчете о настроениях немецкого населения в предшествующие дни было сказано: «демонстрация восхождения на Эльбрус,которое было подано в качестве военно-альпинистского подвига, оставила сильное впечатление». 

Нацистская пропаганда сделала «эдельвейсовцев» национальными героями. Заголовки вещали: «Мы - хозяева Европы! Кавказ покорен! На очереди нефтяной Баку, а потом Иран, Индия!»

Пропагандистская съемка о восхождении Эдельвейса на Эльбрус

Поэтому, после того, как взятие высшей точки Европы было с помпой «распиарено» в немецкой прессе, гнев фюрера несколько утих, и он даже наградил восходителей.

Но после такой реакции Гитлера на ослушание войск переименование вершины не последовало...

А то, что пропаганда использовала поддельные киносъемки, стало известно только после Второй мировой войны – через отчеты офицеров-участников. В кинохронике, запечатлевшей это восхождение, показывается не Эльбрус, а австрийские Альпы. Было снято целое кино, но оно так и не вышло на широкие немецкие экраны, потому что к тому времени (к 1943 году) гитлеровские войска начали нести потери и отступать, и история с Эльбрусом в Германии перестала быть интересной...

А пока возвращаемся назад, в август 1942 года.

Немецкая пропагандистская листовка о взятии Эльбруса с предложением красноармейцам сдаваться, 1942

Немецкая пропагандистская листовка о взятии Эльбруса с предложением красноармейцам сдаваться, 1942 год.

Информация о пребывании немецких войск на Эльбрусе взята во многом на Военно-историческом форуме hochgebirgs.ru

Бои за Эльбрус в 1942 году

Чтобы надежно обеспечить восточный фланг в районе Эльбруса, рота Грота была усилена двумя боевыми группами, шедшими к ней с 15 августа по ледникам южнее эльбрусского массива.

Красная армия, естественно, предприняла попытку атаки немецких частей обходом Эльбруса с севера, но при столкновении с крупным немецким отрядом в районе селения Хурзук, отряд понес большие потери и вынужден был отойти в Баксанское ущелье.

Овладение «Приютом» позволило бы другим частям начать боевые действия по освобождению «Кругозора» и «Ледовой базы» и создать в Баксане для немецких частей крайне неблагоприятную ситуацию, снять опасность выхода врага на другие перевалы района.

Отряд капитана Юрченко

Попытка выбить гитлеровцев с «Приюта одиннадцати», предпринятая 11 сентября отрядом капитана Юрченко со стороны Восточной вершины Эльбруса, также не увенчалась успехом — бойцы попали в пургу и были вынуждены повернуть назад.

Рассказывает участница того похода:

«Альпинистов на весь отряд было четверо. На изучение «азов альпинизма» отвели всего четыре дня, естественно, что за это время было невозможно обучить сложной технике восхождения 80 человек. Из снаряжения на всех было всего несколько спальных мешков, веревок, ледорубов и кошек. У бойцов не было альпинистских ботинок, не было ни одной палатки! Буквально в последний момент удалось обуть отряд в валенки и пошить из простыней маскировочные халаты.

По некоторым данным, Александр Сидоренко просто вскрыл склады, и выдал солдатам все, что удалось найти полезного.

И вот в таких условиях отряду надлежало скрытно подойти к восточной вершине Эльбруса до максимальной высоты, затем ударить по немцам сверху в районе «Приюта одиннадцати».

А двадцать два человека (вместе с женщиной-альпинисткой) должны были подняться (с несколькими кошками и ледорубами на всех!) по крутым обледенелым склонам на восточную вершину (!), водрузить там флаг (!!), спуститься на седловину и уничтожить немецкий гарнизон (!!!), если он там находится.

Понять всю нелепость приказа может только тот, кто сам однажды сходит на Эльбрус... На вершину даже налегке, с хорошей акклиматизацией и по простому маршруту физически очень сложно зайти, а тут добавьте ледолазанье с оружием и боеприпасами ради водружения флага, а на закуску еще и бой с предполагаемым противником, который отдыхает в хижине-приюте. 

Отряд вышел с легким вооружением 11 сентября в 2 часа ночи. Передвигались ночами, днем укрываясь в скалах, было очень холодно — надвигалась эльбрусская зима. На Ирикском леднике много трещин, а в нашем отряде никто не имел о них представления. Впереди шел Сидоренко, прощупывая ледорубом каждый метр пути, за ним по его следам остальные. Часто приходилось перебираться через трещины по доскам, которые предусмотрительно захватили внизу перед выходом.

Дошли до высоты 4.200 метров. Сильный мороз, все замерзли. Бойцы, усталые, валятся в снег под скалами, но спать нельзя, можно только дремать. Трое бойцов ходят от одного к другому и расталкивают, чтобы не уснули и не замерзли насмерть. А когда стемнело, и нужно было идти в бой, разразился сильный снежный буран. При том, что нужно было еще пересекать ледовые поля со множеством трещин. К утру командир отряда капитан Юрченко отдал приказ об отходе и возвращении в Баксанское ущелье, иначе бы всех ждала неминуемая гибель...»

Добавляют другие участники того похода:

Только на пятую ночь отряд вышел на высоту 4200 м. Ночью путь отряду преградила глубокая трещина шириной в 5-6 м. А. Сидоренко и Р. Шпицер больше двух часов искали обход, но не нашли. По предложению проводников капитан Юрченко собирает командиров взводов – решение напрашивается однозначное: измученным непогодой и тяжелым походом людям необходим отдых и сон, остановка же отряда на открытом месте приведет к полной его гибели. Капитан отдает приказ – повернуть обратно и уходить в ущелье Ирик.

Только спустившись в Баксанское ущелье, они узнают, что 13 сентября наступавшим частям Красной Армии был отдан приказ на отступление, и выйди отряд к «Приюту», ему предстояло бы вести бой без поддержки других частей, участников этой операции. Вдогонку отряду А. Юрченко была отправлена группа бойцов с местными проводниками для передачи приказа об отходе вниз, но найти отряд они не смогли.

Как впоследствии выяснилось, немцы занимавшие «Приют 11-ти» в какой-то момент успели заметить цепочку людей, двигавшихся со стороны Ирика, и соответственно, были готовы к встрече...

Рота лейтенанта Григорьянца

27 сентября практически полностью погибла рота под командованием лейтенанта Григорьянца (из 120 бойцов выжили только 3 человека). До сих пор поисковые отряды находят останки красноармейцев, оружие и личные вещи. Но поисковики ни разу не находили ни «кошек», ни ледорубов – только обычные солдатские сапоги, порой с прохудившимися подметками, фуфайки, да плащ-палатки…Когда видишь то, в чем карабкались в горы наши мальчики (а по найденным черепам уже удалось установить, что наши солдаты были очень молодыми ребятами), сердце кровью обливается: все это не было приспособлено не то что для войны в горах, а даже просто для горных прогулок.

Рассказывают, что рота, практически полностью оставшаяся на Эльбрусе, была сформирована наспех из кавалеристов (забрали лошадей, и сказали - альпинистами будете...) и тыловиков, а командовавший ею Григорьянц в штатской жизни был дамским парикмахером в городе Баку. По данным некоторых источников, разведчиком он стал уже на фронте.

Перед ротой Григорьянца была поставлена серьезная задача: незаметно поднявшись выше «Приюта 11», выбить оттуда фашистов, которые обжились там за несколько месяцев пребывания, были лучше вооружены и экипированы, акклиматизированы, да и вообще комфортнее чувствовали себя в горах.

Кстати, нет источников, которые бы говорили о том, что в роте были бы хоть несколько альпинистов...

Рассказывают, что некоторое время роту Григорьянца укрывал густой туман, похожий на молоко. Возможно, под прикрытием тумана рота вечером пыталась подойти к Приюту. Но если поднимается ветер, от тумана в считанные минуты не остается и следа. Так и получилось с ротой Григорьянца – солдаты оказались как на ладони и, как в тире, были расстреляны немцами, занимавшими более выгодную позицию.

По мнению же поисков, один из бойцов задел осветительную мину (хотя в немецких источниках упоминания в мемуарах об этом нет), и вся группа оказалась на льду, как на ладони.

У бывших кавалеристов (по свидетельствам поисковиков) не было даже белых маскировочных халатов... Стрелки капитана Хайнца Грота (на тот момент порядка 120 человек) из пулеметов, снайперских винтовок, и минометов расстреляли солдат, которые, как мишени, перемещались по леднику. Бой начался в 21 час, красноармейцы смогли продвинуться почти вплотную к позициям немецев, потеряв при этом 3/4 личного состава, и в 23 часа со стороны красноармейцев выстрелы прекратились... Раненых добивали из пистолетов в расщелинах уже утром (если раненые еще не замерзли к этому времени сами)...

Судя по положению останков, погибало большинство советских воинов прямо на поверхности ледника, большая часть тел была найдена поисковиками в трещинах.

Про самого Григорьянца долго ходили слухи, что он был ранен в обе ноги, взят в плен и отправлен в госпиталь, где умер и был похоронен. Источником слухов были немецкие солдаты... Возможно, ошибка произошла из-за того, что 28 сентября около 14 часов ниже Приюта шел бой c другим отрядом (там бойцы были уже в маскхалатах). После этого боя в плен было взято 57 человек, и среди них был командир — старший лейтенант, до войны работавший проводником на Эльбрусе. Это был старший лейтенант Максимов.

Летом 2014 года 80 военнослужащих МО РФ и местный поисковый отряд «Мемориал Эльбрус» подняли из расщелины эльбрусского ледника глубиной почти 70 метров останки. Уцелели детали обмундирования, по которым стало понятно, что найденный советский воин – офицер. Поскольку убитый лежал во льду, удалось рассмотреть татуировки на его руках. Потом была работа в архиве, и выяснилось, что в той самой роте было три, максимум четыре офицера. А татуировка была только у одного из них – самого Гурена Григорьянца, награжденного в 1942 году орденом Красной Звезды, отца троих детей, перед войной заведовавшего парикмахерской ашхабадского банно-прачечного комбината.

Всего силами поисковых отрядов летом 2013 года в горах были найдены, помимо оружия и боеприпасов, останки 40 советских солдат, в 2014-м – еще 29.

Чтобы успешно противостоять хорошо подготовленным и экипированным немецким горным стрелкам, в августе-сентябре 1942 года было сформировано несколько альпинистских отделений, укомплектованных спортсменами (собирали альпинистов и горных туристов по всем фронтам). А к началу октября 1942 года было сформировано 12 отдельных горнострелковых отрядов (ОГСО). Эти отряды уже были обеспечены полным комплектом специального горного снаряжения (ледорубами, десятизубыми кошками, штормовыми костюмами, горными ботинками, скальными и ледовыми крючьями, лыжами и снегоступами). Но с началом зимы ситуация усложнилась из-за морозов и лавинной опасности, вызвавшей перебои со снабжением. Обе стороны также активно использовали авиацию для разведки и поддержки горных стрелков с воздуха. Но войска с обеих сторон несли серьезные потери.

Все попытки терпели неудачи из-за бдительности гарнизона Эльбрусской гостиницы, численность которого к тому времени выросла до роты. Опорный пункт в Эльбрусской гостинице оказался неприступным, если его правильно оборонять.

После 20 октября из-за наступивших холодов Красная Армия прекратила активные боевые действия на Эльбрусе.

В октябре – ноябре 1942 года немецкие войска ниже поселка Нижний Баксана (сейчас город Тырнынауз) обошли находившиеся в Баксанской долине подразделения Красной Армии.

Через перевал Бечо с помощью альпинистов началась срочная эвакуация 1.500 работавших на руднике шахтеров и жителей поселка (в том числе стариков, женщин, включая 230 детей). Люди вынесли на себе также находившиеся на руднике запасы молибденовой руды, а шахты рудника взорвали.

Немцы без боя заняли поселок Терскол, Заюково и всю Баксанскую долину.

С Эльбруса в это время немцы также ушли вниз, в долину - в зимних условиях (холод и глубокий снег) невозможно было наладить постоянное снабжение боеприпасами и топливом несколько пунктов обороны.

Об освобождении Эльбруса советскими войсками ходили легенды, вплоть до того, что Приют 11 был успешно разнесен бомбометанием с самолетов. На самом деле был задет только склад горючего, расположенный ниже приюта (возможно, в помещении бани). Хижина на Эльбрусе оставалась под немецкой оккупацией до начала января 1943 года. А потом немцы ушли сами, вместе с отступавшими войсками.

Почему немцы были остановлены на Кавказе

На то, что немецкие войска остановились - повлияли совсем не горы Кавказа. На это повлиял Приказ № 227 от 28 июля 1942 года, так называемый приказ "Ни шагу назад". Приказ, вводивший заградительные отряды (которые расстреливали тех, кто пытался отступать) и штрафные роты (куда попадали те, кто из трусости не шел в атаку).

Приговор суда по этому приказу получили 994.300 человек, из них 422.700 было определено в штрафные батальоны, 436.600 были отправлены в места лишения свободы. Расформированы заградотряды были 29 октября 1944 года в связи с существенным изменением обстановки на фронте.

Цена победы

Сразу после войны Сталин, чтобы не было дополнительных лишних вопросов (например, от солдат, только что вернувшихся из Европы), использовал цифры потерь СССР "чуть больше, чем у немцев": 7 миллионов человек. При том, что по официальной статистике, за годы войны было выписано 12 млн 400 тыс. 900 "похоронок" (на погибших и на без вести пропавших), а комиссия Вознесенского докладывала ему о 15 миллионах.

Реальные цифры о потерях Сталину не были нужны. Например, руководителем государственной статистики с 1939 года стал Старовский, доверенный человек Сталина. Заметим, что пять предшественников Старовского на этом посту были последовательно расстреляны. Старовский был очень неглупым человеком (чтобы продержаться на этом посту достаточно долго), он был еще и опытным статистиком, и предлагал после войны произвести учет населения, даже не перепись, а просто учет для народнохозяйственных целей... Эта докладная записка сохранилась в архивах, и на ней есть резолюция его руководителя, Вознесенского: "доложить лично" (имеется в виду - Сталину) и надпись Старовского: "доложено лично". И резолюция "предложено отложить до конца пятилетки". Но и после пятилетки никакой переписи не было...

Последняя предвоенная перепись населения была проведена в 1939 году, а первая послевоенная уже при Хрущеве - только в 1959, то есть через 14 лет после войны.

Правда стала открываться спустя десятилетия. Когда некому уже было спросить, и когда некого было уже призывать к ответу... Когда даже сам вопрос о том, почему были допущены такие страшные потери, стало неприлично задавать (мы же великие победители). Сначала 20 миллионов, потом 20,7...

Как бы не спорили историки и статистики, потери Красной (Совертской) Армии по отношению к немецким войскам были примерно 3, или 4 к 1. То есть на 1 немецкого солдата (включая союзников немцев) мы отдали жизни 3-х, или 4-х наших ребят. Когда штурмовали Эльбрус без снаряжения и даже без валенок, когда шли в бой без оружия, когда шли в атаку по минным полям так, словно мин там нет...

Поэтому слова песни "Это праздник со слезами на глазах" - это не слезы умиления ветеранов. Это слезы страшной трагедии и боли от потери близких. Когда на войне погибает четыре армии против одной... 

Памятник воинам, погибшим в Приэльбрусье

Как красная армия в феврале снимала немецкие флаги с вершин

К 7 января 1943 года стало ясно, что немцы для того чтобы не попасть в «котел», ушли без боя из Приэльбрусья на Кубань через Баксанскую долину. Но немецкие флаги на оставались вершине еще 1,5 месяца. Лишь 13 февраля 1943 года советский флаг был водружен на Западной вершине группой под руководством Н. А. Гусака, а 17 февраля 1943 года — на Восточной, группой под руководством А. М. Гусева.

Как это было:

В середине января 1943 из штаба Закавказского фронта прибыл известный альпинист мастер спорта Гусак Н.А. с предписанием, адресованым командиру майору Сироткину: "Инструктор альпинизма отделения Опергруппы штаба Закфронта, мастер спорта СССР по альпинизму мл. лейтенант Н.А. Гусак в течение ближайших дней организует и проведет восхождение на обе вершины Эльбруса для ликвидации немецко-фашистских вымпелов и установления Государственных флагов СССР... Ввиду политической значимости мероприятия, обеспечьте мл. лейтенанту Гусаку тщательную подготовку группы в 4-5 человек им отобранных инструкторов альпинизма и партизан Верхней Сванетии. Группу необходимо обеспечить лучшим спецснаряжением, обмундированием, альпинистским питанием, сухим спиртом, оружием и рацией."

Пока группа готовилась к выходу, молодые офицеры-альпинисты «штурмовали» майора Сироткина, чтобы он разрешил им идти параллельной группой на Эльбрус. Майор уступил и дал разрешение на формирование второй группы для участия в восхождении. В нее вошли альпинисты,участники обороны Приэльбрусья. Создание группы в целях подстраховки было вполне оправданным – в то время снежная обстановка была крайне тяжелой, а путь пролегал через перевал Донгузорун. Не дойдет одна группа – задание выполнит вторая. После тяжелого перехода через перевалы обе группы должны встретиться на северной стороне ГКХ в Баксанском селе Байдаево. Затем вместе подняться на Старый Кругозор и 7 февраля выйти к «Приюту 11-ти». 

Причем с собой пришлось нести все, что только было возможно. Предполагалось, что Приют заминирован, и, в худшем случае, ночевать в нем не получится...

8 февраля 1943 года в 10:00 вышли в сторону «Приюта одиннадцати». В 14:30 увидели «Приют». Над ним летает стая ворон. Никаких следов и признаков жизни. Грязнов и Бену из карабинов сделали несколько выстрелов в сторону «Приюта». Только вороны вспорхнули и улетели. В 15:15 подошли к приюту. Из комнаты на 2-м этаже выбросили снег. Вставили стекло и фанеру. Затопили печку. Хорошо поужинали.

Обе группы успешно добрались до Приюта.

9 февраля 1943 года. С утра тихо и ясно. Только бы идти на вершину! Отдыхали…, с полудня усилился ветер. Минус 20.

10 февраля 1943 года Низкая облачность, снегопад, метель. В 10:15 вышли в разведку на «Ледовую базу». В 11:30 были у цели. День ясный. Готовились к выходу на вершину: затачивали зубья кошек, штычки ледорубов, шили защитные маски, меховые носки. Выход назначили на 2 часа ночи. Вечером Гусак видел на плато трех человек…

То есть в день, когда все были готовы выходить на штурм Эльбруса, - увидели еще одну группу людей, поднимавшихся к «Приюту». Вскоре выяснилось, что это третья группа с аналогичным заданием! Возглавлял ее начальник Отделения горной подготовки штаба Зак.фронта мс А. Гусев. Встреча, объятья, и Гусев предъявляет свое предписание: «2 февраля 1943, ... Гусеву А.М. ПРЕДПИСАНИЕ С группой командиров Опергруппы ... для выполнения специального задания в районе Эльбруса по обследованию баз, укреплений противника, снятию фашистских вымпелов с вершин и установлению Государственных флагов СССР.»

Экипировка состояла из полушубков, валенок, ледорубов, стальных «кошек», с четырьмя зубьями, в лучшем случае – с шестью и защитных (в основном, самодельных) темных очков и меховых масок.

Несмотря на важное политическое значение мероприятия и все предписания, во всех трех группах катастрофически не хватало питания. Из-за этого было принято решение разделить всех участников на две части, и сократить акклиматизацию для группы Гусева.

Первую группу, на Западную вершину, поведет лейтенант Н. Гусак. Вторая группа будет исполнять роль поддержки, и в случае успеха 1-й группы, предпримет попытку восхождения на Восточную вершину.

Из всего отряда лишь А.М. Гусев и Н.А. Гусак поднимались на Эльбрус зимой. Всего на счету, например, Гусака было 13 восхождений (из них 7 – зимой), у Гусева – 12. Гусак в 1935 г. совершил первое в истории зимнее восхождение на Эльбрус. Политрук отряда Белецкий еще в 1937 г. первым в мире покорил оба памирских семитысячника – пик Ленина и пик Коммунизма (сейчас – пик Исмоила Сомони). Сидоренко и Смирнов были опытными альпинистами, а братья Хергиани выросли в высоких горах и были представителями альпинистской династии.

В ночь на 13 февраля группа вышла из «Приюта». Погода была суровая – сильнейший ветер, поземка, лед зализан ветром до зеркального блеска и мороз. А бойцы несли с собой так же большой груз оружия, и в любой момент ожидали наткнуться на минное поле.

Через 9 часов практически непрерывного движения группа достигла вершины, сняла обрывки штандартов, водрузила Государственный флаг СССР и в туре оставила записку:

«Зап. Эльбрус 5633 м. Будет и нанашей улице праздник! 13.02.43. 14.00.Сегодня сюда поднялась группа инструкторов альпинизма РККА в составе ... Снегопад, туман, мороз. Поднялись с «Приюта 11-ти» за 9 часов. Восхождение посвящено освобождению Кавказа от гитлеровцев и 25-й годовщине нашей славной Красной Армии. Группа по приказу командования Закфронта сняла немецко-фашистские вымпелы и установила наш Красный флаг СССР. Смерть немецким оккупантам! Да здравствует наша партия ВКП(б) и героическая Красная Армия! Да здравствует наш Эльбрус и вновь свободный Кавказ! Нач. группы Н. Гусак».

Установка советского флага на западной вершине Эльбруса, 13.02.1942

Рассказ о заключительном штурме Эльбруса от одного из участников, Александра Игнатьевича Сидоренко:

"13 февраля 1943 г. Проснулся в 1 ч 15 мин. Погода испортилась западный ветер, облачность, снег. Решили идти маленькой группой на Западную вершину (разведка).

В 2 ч 30 мин вышли Гусак, Белецкий, Бекну и Габриель Хергиани, Смирнов и я. Ориентировка затруднена. Взяли левее. Габриель и я несколько раз проваливаемся в трещины. Идем дальше. В моей левой кошке разошлись звенья. Трудно чинить на таком ветру. Ветер в лицо! На щеках, на носу все время образовываются льдинки.

Светает … в условиях крайне плохой видимости поднялись, как показалось на вершину, установили флаг. А когда стали спускаться, зоркие глаза охотника из Сванетии Бекну Хергиани, в белой пелене облаков разглядел две точки: «Вершина там и флаги фашистские там! Что будем делать?». Николай Гусак разрешил двум добровольцам: старшему инструктору по альпинизму 900-го горнострелкового полка Александру Сидоренко и бойцу сванского партизанского отряда Бекну Хургиани идти вверх, а остальным спускаться вниз. Сам остался их ожидать. Сидоренко и Хургиани поднялись к триангуляционной вышке на самой вершине. Здесь развевались потрепанные ветрами остатки двух фашистских военных флагов. Сняли обрывки флагов. Установили советский флаг. Тура и записки гитлеровцев не нашли. Написали свою записку. Стали спускаться, ориентируясь на выстрелы из автоматов из базового лагеря».

В 1956 году эту записку нашли альпинисты, совершившие восхождение на Эльбрус; она хранится в музее альпинизма в Кабардино-Балкарии.

Буран и метель продолжались еще трое суток. Но оставалась еще одна вершина.

Из воспоминаний офицера-альпиниста Гусева:

«Что такое Эльбрус зимой? Это километры отполированных ветром, порой очень крутых ледяных склонов, преодолеть которые можно только на острых стальных кошках, в совершенстве владея альпинистской ледовой техникой. Это метели, облака, надолго окутывающие плотным покровом вершину, сводящие к нулю видимость, а значит, исключающие необходимую в условиях сложного рельефа визуальную ориентировку. Это ветер ураганной силы и мороз как в Якутии — под −50°. Но немцы же как-то справились с задачей влезть на гору! Значит, нам справиться, что называется, сам бог велел!»

Гусев и Кухтин идут к вершине, 17.02.1942

Через четыре дня после первого восхождения – 17 февраля 1943 г. группа из 14 человек под руководством Александра Гусева в 3 часа утра вышла на штурм восточной вершины. Видимость была плохой, ориентировались по Полярной звезде. Ветер мел ледяную поземку. Временами слышались громкие удары, похожие на глухие пушечные выстрелы: это лопался от сильного мороза ледник. Эльбрус блистал как зеркало отполированными ледяными склонами. Порой кошки скользили по нему, как по стеклу. Каждый шаг давался с огромным трудом. Бушевал ветер.

После 8-часовой непрерывной работы группа достигла вершины. У геодезического пункта нашли фашистский флаг и установили алый стяг нашей родины. Написали записку о том, что 17 февраля 1943 г. на Восточный Эльбрус в ознаменование победы над фашистами на Кавказе поднялась группа воинов под руководством А.М.Гусева (перечисляются все фамилии). Все подписываются и закладывают ее в тур.

Водружение советского флага на восточной вершине Эльбруса 17.02.1943

Начался спуск. Сорваться теперь вероятности больше, чем при подъеме... Но все прошло благополучно. Задание выполнено!

Спускаясь с вершины, на седловине альпинисты наткнулись на трупы двух егерей дивизии «Эдельвейс». Немцы погибли не от пуль — они замерзли... Это были участники первой — неуспешной — попытки немецкого восхождения.

Кстати, оператора в группе Н. Гусака не было, и кинохроники восхождения Западную вершину Эльбруса нет. Есть только одна фотография, на которой Н. Гусак у флага на вершине. Эта фотографию, как и некоторые другие, связанные с походом к Эльбрусу, сделаны Александром Сидоренко.

После 17 февраля 1943 года Александр Михайлович Гусев с оператором Н.Петросовым вновь поднялся на Восточную вершину Эльбруса где был снят с обрывками немецких флагов (снятых группой Н.А.Гусака с Западной вершины) которые он снимает с поломанных древков.

Группа начальника отряда Н.А.Гусака тоже еще раз поднималась на Западную вершину Эльбруса, где оператор Н.Петросов снял шестерых членов группы, снимающих с этой вершины обрывки флагов.

За выполнение задания все 20 человек были награждены высокими правительственными наградами.

По итогам Битвы за Кавказ 8 марта 1943 года Совнарком СССР принял постановление о создании в горах Всесоюзной школы инструкторов горнострелковой подготовки.

Восхождения на Эльбрус после 1945 года

После Великой Отечественной войны покорение горы приобрело новые формы: в восхождении на Эльбрус участвовали мотоциклисты, автомобилисты и даже лошади карачаевской породы. В 2015 году спортсмен из Мурманска Андрей Родичев покорил вершину со штангой весом в 75 килограммов. В 2016 году двое альпинистов заехали на Западную вершину Эльбруса на квадроцикле.

В 1989 году был проведен первый чемпионат по скоростному подъему на самую высокую гору Европы. С тех пор эти соревнования проводятся каждый год. В 2010 году поляк Анджей Бартель, зашел наверх за 3 часа 23 минуты. Естественно, все рекордсмены в чемпионатах всегда превосходно подготовлены, и новичку их достижения не по зубам. Но при упорных тренировках возможно все!

Но сейчас пока не обманывайтесь этими цифрами. Это, повторимся, профессиональные спортсмены высочайшей категории. А у новичков на восхождение на Эльбрус с высоты Бочек, или Приюта одиннадцати уходит около 7-8 часов. И около 3-4 часов - на спуск.

Какой высоты Эльбрус?

В довоенное время были проведены топографические измерения обеих вершин Эльбруса, которые составили: 5.633 метра - Западная вершина и Восточная вершина - 5.595 метра.

На всех картах довоенного, военного и сразу послевоенного времени всех стран указывались именно эти высоты. На всех медалях, наградах и значках тоже указывались именно эти высоты.

В послевоенное время были сделаны уточнения, которые ситаются правильными на настоящее время: Западная - 5.642 метра (на 9 метров выше старого значения) Восточная - 5.621 метр (на 26 метров выше старого значения).

Приют одиннадцати

Все началось... с иностранца. Задолго до Приюта.

Один гражданин Швейцарии (Рудольф Рудольфович Лейцингер) в раннем юношеском возрасте страстно заболевает Кавказскими горами. В 19-летнем возрасте, в 1863 году, он уезжает в Россию, а в 1888 году - на Северный Кавказ и обосновывается в Пятигорске. Здесь он инициирует создание Кавказского Горного Общества - КГО, мало того, и построенную для себя усадьбу, по сути дела, отдет под ее штаб-квартиру: размещает в ней учебные классы, методический кабинет. На территории его усадьбы был впервые в России открыт и туристический лагерь для детей, приезжавших из разных губерний страны.

Его Общество обустраивает пешеходную тропу Пятигорск-Эльбрус, строит несколько небольших горных приютов-хижин, устанавливает указатели и разметку пройденного и оставшегося пути... А главное - вводит в практику Общества (а отсюда это распространилось и во все учебные заведения Северного Кавказа и, далее, по всей России) так называемых ученические экскурсии. Это был местный туризм, очень похожий на краеведение.

Так вот: место, где расположен Приют 11, получило название в 1909 году. Одна из групп экскурсантов Кавказского горного общества, в составе 11 человек, совершала плановый поход на Эльбрус. В том районе скальной гряды, где впоследствии будет возведено здание «Приюта 11-ти», группа установила временный лагерь. Экскурсанты-восходители имели небольшой запас краски для того, чтобы на вершине Эльбруса сделать памятную надпись на камнях. И этой же краской на скальной граде, где находился их лагерь, в шутку была сделана надпись «Приют 11».

Через 20 лет, летом 1929 года, известный российский альпинист В. А. Раковский построил на этих скалах деревянную, обитую железом хижину, и перенес на нее надпись — «Приют 11-ти».

В 1932 году на месте хижины Раковского встает новое сооружение – хижина-отель с тем же названием. Это было довольно просторное здание, способное вместить 40 человек. Из-за недостатка мест палатки иногда ставили прямо на плоской крыше барака. «Плечом к плечу» там помещалось ровно четыре «памирки».

Но поток экскурсантов и восходитетей на Эльбрус все рос, и мест стало не хватать...

Приют Одиннадцати: хижина Раковского на 40 мест в 1932 году

Строительство трехэтажного высокогорного отеля

Автором проекта и руководителем строительства высокогорного трехэтажного отеля, способного единовременно принять более 100 человек, на месте этой хижины был инженер, строитель первых отечественных дирижаблей, архитектор и альпинист Николай Михайлович Попов.

Место для строительства нового здания было выбрано чуть выше существовавшей на тот момент хижины. К осени 1937 года взрывники при помощи динамита начали работы по подготовке колованов под фундаменты будущих зданий. Строительство гостиницы началось ранней весной 1938 года. Между «Ледовой базой» (так назвали место окончания дороги на Эльбрус) и старым «Приютом 11-ти» были наведены мосты через ледниковые трещины, через которые шли караваны. Строительные грузы везли на русских санях с подсанками (на которых лошади перевозили длинные детали), на быках тащили волоком тяжелые бревна, ишачки и люди несли небольшие грузы. График движения был необычным – начиная с самого раннего утра все, что могло двигаться, устремлялось наверх, пока утреннее солнце на распустит накатанную снежную дорогу. Днем все отдыхали, ели, дожидаясь ночных морозов которые быстро сковывали «раскисшую» за день дорогу и все, что могло двигаться – снова устремлялось наверх в сторону стройплощадки.

К осени 1938 года здание жилого корпуса, дизельная и котельная были практически готовы. Здание гостиницы напоминало по форме дирижабль. Верхняя часть специально была скруглена, чтобы противостоять мощным ветрам и штормам. Для ветронепроницаемости стены были обиты листами оцинкованного железа.

Основной корпус гостиницы имел три этажа: первый — из дикого камня, второй и третий — каркасного типа из деревянных деталей. Для утепления по всему периметру здания были проложены специальные теплоизоляционные плиты. На следующий год работы по отделке внутренних помещений были окончены и осенью 1939 года гостиница приняла первых посетителей.

Устройство гостиницы

Приют одиннадцати в течение многих лет имел статус самой высокогорной гостиницы Европы. На первом этаже находились кухня, душевые комнаты и складские помещения. На втором и третьем этажах были жилые помещения. Комнаты были оборудованы откидными двухярусными полками вагонного типа и были рассчитаны на 2-8 человек. Для хранения личных вещей и снаряжения имелись сундуки. Паркетные полы были покрыты лаком, а стены и потолки были отделаны линкрустом: это покрытие для стен с моющейся гладкой или рельефной поверхностью, при изготовлении линкруста на плотную тканевую или бумажную основу наносится тонкий слой пластмассы из природных материалов (гель на основе льняного масла) или смол с наполнителями (древесная или пробковая мука). Под потолком светили люстры. Было сделано центральное отопление, работал водопровод (и холодная, и горячая вода!) и канализация. Имелась кремлевская «вертушка» и баня (была разрушена во время Великой отечественной войны). На втором этаже была оборудована просторная столовая, одновременно принимавшая 50 человек.

По мнению специалистов, гостиница (на момент постройки) по комфортабельности напоминала первоклассный отель (хотя иностранцы сетовали на отсутствие рояля, джаза, чистильщиков обуви, и даже... лифта!). Один из его первых посетителей в шутку назвал его «Отель над облаками». В дальнейшем это название так и прижилось.

Во время войны даже немцы, оставив «Приют 11», не стали его ни взрывать, ни минировать. После войны гостиница много лет была в безнадзорном состоянии и только с 1957 г  вновь начала функционировать.

Проживание в «Приюте 11» в 1998 г . обходилось российским восходителям 50 руб./день, иностранцам – дороже.

Приют Одиннадцати

Воспоминания одного из альпинистов о Приюте Одиннадцати в 80-е годы:

«Постоянное бух, бух, - коридоры были гулкие, слышимость отличная, и все время было слышно, как кто-то ходит по коридору, а у тебя и так голова гудит от высоты... Полы были все искоцаны кошками, какой там лак, паркет... Все было уже затерто...

Туалет на улице был просто кошмаром - будка над скалами чуть ниже Приюта, просто будка с дыркой, и все, что туда улетало - скатывалось по склону, застывало, нарастало, и это было видно сразу у Приюта, такая гора человеческого.... и запах оттуда постоянно был.

Столовая! Да, огромная такая столовая была!

Была газовая плита на кухне на 1-м этаже, но она всегда была занята, в ту комнату мы и не совались никогда. Все альпинисты готовили на керосинках прямо на длинных столах в столовой на 2-м этаже, и в 81-м году это было, и в 86, и в 90-е...

Вот этот вход ближайший, тут была кухня, а прямо над ним столовая. А тот, дальний, запасной ход - он всегда был закрыт...»

Как сгорел Приют одиннадцати

16 августа 1998 года практически бесхозный «Приют 11» сгорел из-за нарушений правил пожарной безопасности, предположительно, туристом из Чехии и российскими гидами.

В это время в гостинице находилось около 100 человек – в основном, иностранцы. По начальной информации, в роли «поджигателя» выступил то ли венгр, то ли словак, возившийся на кухне с примусом. Открытый огонь достиг канистру с бензином, и здание вспыхнуло, как елка в Новый год. Хотя люди в одних трусах выпрыгивали из окон, никто не пострадал. Лишь 30-летний француз Дидье Рено получил травму позвоночника, дюльферяя с третьего этажа. Зато сгорела масса имущества, документы и деньги...

Воспоминания очевидцев:

Группа В. Панасюка и С. Бодрова в 14 часов спустилась с вершины Эльбруса и занималась приготовлением пищи. Около 16 часов Сергей Бодров находился на кухне:

«Я стоял в полушаге от вспыхнувшей канистры. Когда загорелось, автоматически выплеснул воду из своей кастрюли на огонь.

Мне показалось, что почти сразу появился Вася Панасюк с огнетушителем в руках. Помня, что где-то неподалеку есть еще один огнетушитель, я отправился на его поиски. Честно говоря, я был в шоке.

Когда нашел огнетушитель и пошел обратно к столовой, то не смог пробиться сквозь толпу, ломанувшую на выход. Венгры на кухне были, но они не при чем. Фокус с канистрой сделал кто-то из наших, по-моему, даже местных».

Его рассказ продолжает Василий Панасюк:

«Огонь моментально охватил столовую и попер по коридору. Уже через пять минут французы не могли спуститься с третьего этажа, и им снизу бросили веревку для спуска. Один из них здорово ударился о каменный парапет между первым и вторым этажом.

Мы стали эвакуироваться: взяли только то, что сгребли руками. Пока будили нашего немецкого камарада – Дирхофа, который после спуска с вершины принял снотворное и спал крепким сном, времени собирать шмотки уже не осталось. Жаль, не допили французский коньяк - кайфовали перед обедом.

Известный Юра Соловьев так вообще вышел в одних трусах. Венгры были без сопровождающего, вот на них и хотели все свалить...»

Как горел Приют Одиннадцати

Альпинисты только удивлялись, почему подобное не случилось раньше. Четырех-конфорточная газовая плита явно не удовлетворяла потребностям альпинистов в приготовлении пищи. Если раньше никто и подумать не мог о разведении примуса внутри гостиницы, то к моменту трагедии это стало обыденным явлением. Руководство отеля жалело денег на лишние газовые плиты и баллоны. В результате, сэкономив копейки, потеряли миллионы.

Гостиница горела почти сутки. Сохранился лишь остов первого этажа.

Остов первого этажа сгоревшего Приюта Одиннадцати

В 2001 году первых восходителей принял новый приют, построенный на месте старой дизельной станции.

В настоящее время старое сгоревшее здание полностью разобрано. Бывшая дизельная станция переделана в приют на 50-70 мест, вокруг бывшего здания "Приюта 11" и здания Дизельной Станции установлено два десятка жилых вагончиков-бытовок, а также построен приют Мария. Чуть выше "Приюта 11" находится камень-мемориал альпинистам, погибшим на Эльбрусе.

Высокогорный приют «Бочки»

или по-другому приют «Гара-Баши»

В 1980-х годах в 100 метрах от конечной станции канатной дороги «Гара-Баши», на высоте 3.710 метров был построен приют «Бочки».

Приют Бочки в 2013 году

Приют Бочки представляет из себя ряд бывших когда-то железнодорожных цистерн для для перекачки нефтепродуктов, а теперь служащих аскетичным, суровым пристанищем для профессиональных альпинистов, которые проходят тут акклиматизацию перед покорением Эльбруса.

Бочки изнутри. Это приют, а не гостиница! На хорошую половину звезды!

Помимо круглых цистерн, есть бытовки, аналогичными тем, в которых живут в крупных городах гастарбайтеры - только немного больше.

Маршруты восхождений

По альпинистской классификации Эльбрус по классическому маршруту с юга, через Приют-11, оценивается как 1Б категория сложности, снежно-ледовая. Маршрут, включающий прохождение обеих вершин «Крест Эльбруса» при старте с севера — 2А. Но есть и другие, более сложные маршруты, например Эльбрус (З) по С-З ребру 3А. Маршруты высшей категории трудности, до 6Б, проложены по стене Кюккюртлю, которая сложена из вулканических пород.

Обычный подъем на гору с юга стартует на поляне Азау, расположенной на высоте в 2.200 метров. Это небольшой поселок со всей инфраструктурой, множеством небольших гостиниц, здесь есть магазин (как продукты, так и спортивная одежда и снаряжение, но выбор небогат, и все дорого) и небольшой базар. С мая по сентябрь температура здесь днем от +15 до +25. Отсюда часть пути наверх можно проделать на канатной дороге (до станции Мир), и дальше на кресельной дороге (до станции приют «Бочки»). На Бочках уже даже летом всегда лежит снег.

Классический маршрут начинается от «Приюта 11», через «Скалы Пастухова» и траверсом на седловину к двум горным вершинам. При подходах к вершинам (начиная с высоты 4.000 м.), крутизна склона может достигать (и даже превышать) 45°.

Во все время года, кроме лета, здесь встречаются длинные участки льда. В последнее время до «Скал Пастухова» можно доехать на ратраках.

С вершины можно наслаждаться уникальным видом, особенно на рассвете. В это время видно, как тени от горных вершин становятся одной полосой.

В ясную погоду с вершины можно увидеть одновременно и Каспийское, и Чёрное моря.

Зимние восхождения на Эльбрус

Даже классический маршрут восхождения в разное время года может очень меняться. Например, техническая сложность маршрута определяется тем, есть ли на нем участки «голого» льда. Летом (обычно со второй половины мая) часто выпадает снег, который укрывает лед, и хорошо на нем держится (днем он увлажняется, и его не сдувает, а к ночи снег подмерзает), а идти по снегу гораздо проще, чем по льду. Зимой снег сдувает долгими ураганными ветрами со склонов, поэтому весной или зимой, бывает, в горах появляется пояс «бутылочного» льда, что затрудняет организацию страховки.

Говоря простым языком - представьте себе передвижение (пусть даже в кошках) летом по рыхлому, мягкому и крошащемуся льду, или по гладкому, твердому как алмаз (или как бутылочное стекло) льду. В последнем варианте кошки будут скользить - их просто невозможно будет вонзить в лед. И ноги нужно будет переставлять особым образом, под углом, то есть каждый шаг будет даваться дополнительным напряжением. Добавьте сюда ледяной холод и постоянный сильный ветер, который и летом может попытаться сбить альпиниста с ног, а зимой будет катить вас по гладкому льду прямо на кошках, как на коньках. Поэтому зимой (осенью и ранней весной) из-за того, что придется очень терять много времени на дополнительную страховку - скорость восхождения упадет в несколько раз. И просто не хватит времени, чтобы зайти наверх и спуститься.

Конечно, и зимой можно ходить на Эльбрус. Только обладая очень высокой спортивной квалификацией.

Рассчитывая при этом только на себя и на своих товарищей в связке, потому что никакой вертолет МЧС прилететь не сможет (не позволят высота и погода), а спасателям может потребоваться очень и очень много времени, чтобы добраться до вас пешком, а потом спустить вниз.

Что такое ледник, и откуда берутся трещины

Объясним про ледник - это лед до многих сотен метров вглубь (до горы, до скал) и на многие километры в длинну, и этот лед имеет чудовищный вес. На который сверху падает снег, который подтаивает, подмерзает, превращается в лед - в общем, вес ледника понемногу растет, и давит на всю толщу льда. Поскольку гора имеет наклон, то лед начинает "сползать" вниз, обычно по несколько метров в год (а нижняя часть ледника тает). Зимой от страшных низких температур лед местами лопается, летом в трещинки попадает вода, и начинает их размывать. Размывает трещинки с годами до огромных трещин, на много метров в ширину и до сотен метров в глубину. "Сползающий" ледник местами ломается, местами глыбы льда в месте слома снова "наползают" друг на друга. Зимой на трещины наметает снег, бывает, что на много-много метров толщиной. Снег сверху сравнивает поверхность - так получается снежный мост - вроде бы идешь по полю, а на самом деле - над пустотами...

Опасности Эльбруса,
трудности при восхождении

Восхождение на Эльбрус несколько облегчено благодаря наличию канатных дорог, в последние годы восхождениям делается хорошая реклама, и на тропах достаточно восходителей. Но это не делает его полностью безопасным.

Официальную статистику никто не ведет! А по неофициальным подсчетам каждый год здесь гибнет до 20 человек. Несмотря на то, что большую часть пути туристы могут преодолеть в кресле и на снегоходе, им все равно приходится проходить пешком много километров, чтобы набрать порядка тысячи метров в высоту. На этом отрезке и происходят трагедии, во многом, потому, что покорители горных вершин не имеют надлежащей экипировки (ледоруб, кошки, пуховка). Более того, часто они участвуют в восхождении не имея должной подготовки.

На Эльбрусе есть несколько участков, на которых появляется лед. А сам Эльбрус - это конусовидная гора. То есть подскользнетесь - и можно долго и долго катиться вниз. Точнее - лететь с огромной скоростью, налетая по пути на камни и глыбы льда... 

Но мало иметь ледоруб - нужно уметь им воспользоваться в случае, если альпинист подскользнулся: есть всего 3-5 секунд на то, чтобы "зарубиться" - вонзить ледоруб в склон, - после этого скорость скольжения альпиниста по склону возрастет настолько, что ледоруб просто вылетит из рук. А для этого нужно пройти ледовые занятия, чтобы тело поняло и почуствовало, как нужно себя вести, как группироваться, как "зарубаться" и куда девать ноги.

Мало иметь "кошки" - нужно знать, как правильно переставлять ноги в зависимости от того, какого рода снег или лед находится под ногами.

Мало иметь пуховку - нужно знать, в какой момент еще надевать, а в какой снимать, и что делать, если непогода с туманом и метелью накрыла на горе.

А еще часто бывает, что желающие покорить Эльбрус пытаются забраться на него в одиночку. С высоты примерно трех тысяч метров здесь начинается ледник, и на пути встречается огромное число трещин (которые не видно под слоем снега). Если человек падает в трещину, то шансов выбраться у него практически нет и он либо погибает сразу, либо через несколько дней замерзает насмерть.

Поэтому недостаточно идти в самой современной экипировке - надежнее идти в "связке" - с группой альпинистов, с которой вы связаны веревкой, - чтобы в случае, если вы упали (подскользнулись, провалились) - остальные 4-6 человек в связке вас легко удержали. Проваливаются обычно не моментально, есть несколько мгновений для того, чтобы приготовиться и сгруппироваться. Поэтому даже провалившийся в трещину в связке человек получит только небольшой ушиб, или синяк, покачается на веревке (как на качелях), и остальные товарищи его легко вытащат.

А широкая реклама восхождений на Эльбрус и кажущаяся легкость приводят к тому, что на вершину ходят совершенно неподготовленные люди. Что часто приводит к летальным исходам. В 95% несчастных случаев страдают именно «дикие» туристы, у которых нет маршрутных документов и соответствующей квалификации.

Например, на отрезке от подъемника до вершины быстро меняется погода, ухудшается видимость, становится очень холодно. Погода на Эльбрусе меняется практически каждые полчаса! То солнце, то сильный ветер, то метель, то просто туман.

Очень легко можно сбиться в пути на горе в тумане! Когда вокруг "молоко" - непонятно куда вы идете: прямо вниз, вниз правее, или вниз левее? А правее и левее нет нахоженной тропы, там могут быть трещины; или можно просто уйти на десятки километров в сторону.

При восхождении у человека могут появиться проблемы, о которых он раньше и не подозревал. Никогда не знаешь, как отреагирует организм на холод (особенно после того, что внизу еще вчера было лето, +25, а тут вы попадаете вдруг в вечный лед и снег!), на солнечное воздействие (в горах повышенная солнечная радиация) или на высоту. Известно, что в горах работоспособность организма резко снижается, потому что нервная, пищеварительная и дыхательная системы немного «выходят из строя». Грамотный инструктор знает, как помогать организму справиться в каждой ситуации (просто потому, что за десятилетия советского альпинизма был накоплен колоссальный опыт).

Дополнительная информация: чем инструктор отличается от гида.

Акклиматизация на Эльбрусе

Иногда несчастные случаи происходят из-за недостаточной акклиматизации покорителей вершин. Это приводит к появлению у человека острой горной болезни, чьи симптомы проявляются тем сильнее, чем выше вы поднимаетесь в горы. И дело не только в тошноте, общей слабости, ватных ногах и головной боли. Не каждый организм может выдержать нехватку кислорода, которая так остро ощущается на высоте. То есть, если без должной акклиматизации (и без опытного инструктора) начать подниматься на Эльбрус - вашему мозгу будет просто не хватать кислорода, и действовать вы начнете неадекватно. И, что сложно понять сейчас, когда вы читаете эти строки - вы даже не будете осознавать, что вы неадекватно действуете, сигналы об опасности просто не пройдут в мозг...

То есть может быть такое интересное состояние, одно из проявлений горной болезни - всплеск активности. Состояние отличное, подъем сил, наверх не идется, а почти бежится! Вы видите, что сверху (вам навстречу) спускается обмороженный человек, у которого снегом облеплены брови, усы и даже ресницы, что у него совершенно белая кожа лица. Вы услышите, что он вам говорит - "не надо ходить наверх, вниз иди". И дальше не срабатывает тот участок мозга, который связан с обработкой информации, который отвечает за чувство самосохранения. В мозгу только та команда, которая была дана еще далеко внизу (метров на 700 ниже): "идти наверх". И мозг гонит организм наверх, пока силы не закончатся, а вы даже не осознаете, что силы на исходе!

И вот, вас догоняет инструктор, поворачивает, как неразумную барашку, вниз (а вы же еще сопротивляетесь - "да давайте наверх, я же хорошо иду, всю группу обогнал!")... А потом вы сидите внизу, мозг включился, и непонятно становится - почему вы ТАМ не осознали, что у встреченного человека было обморожение лица (нужно было сказать ему срочно растереть кожу снегом), что его слова остались в памяти, как на записанной пластинке, а смысл этих слов вы ТАМ не поняли, а зато так прекрасно понимаете сейчас, что наверху была просто страшная метель, в которую бы вы попали, выйдя выше из-под защиты скал Пастухова...

Спасибо еще раз тому инструктору, который рысью догонял на Эльбрусе помчавшегося вдруг наверх альпиниста...

Чтобы не болеть «горной болезнью», то есть чтобы практически не иметь признаков горной болезни (и совершать восхождение с наслаждением!), перед восхождением нужно последовательно пройти акклиматизацию — то есть постепенно набирать высоту, а ночью спускаться на более низкие высоты. Есть проверенная схема акклиматизации, которая позволяет зайти даже на Эверест без кислорода, а это 8.848 м над уровнем моря!

Кстати, если проводить акклиматизацию каждый год, организм может «запоминать» ее результаты и дойти до состояния «перманентной акклиматизации». При нем опытные альпинисты не чувствуют, как высота действует на их организм.

Обычно восходителям рекомендуют идти на вершину не меньше чем после 7-10 дней хождения по более низким горам. В действительности, мало кто соблюдает эти рекомендации из-за нехватки времени. И получают такой букет ощущений, что искренне не понимают, что можно любить в альпинизме.

Альпинисты - именно наслаждаются горами и восхождениями! Это совсем не мазохисты, а просто люди, которые все делают по правилам...

Чем опасен Эльбрус?

Здесь мы собрали ссылки с разных сайтов о том, что происходит на Эльбрусе, если на него идти в одиночку, не имея достаточной квалификации, довериться слепо слабоподготовленным гидам, или пойти в составе коммерческой группы, для которой очень важно взойти на вершину... Важнее всего в жизни, иногда даже важнее самой жизни...
Напомним, это только часть информации, так как официальной статистики никто не ведет...

Дополнительная информация по Эльбрусу

Восхождения от 20.000 руб?.. - что скрывается за дешевыми предложениями и на что нужно обратить внимание, выбирая, с кем идти в горы...
"Крест Эльбруса" - как взойти на обе вершины.
Общая информация об Эльбрусе - в том числе история восхождений.

Задать вопрос или заказать обратный звонок

Полезные статьи

Ответы на часто встречающиеся вопросы об альпинизме и восхождениях: какие есть гарантии восхождения, ходят ли в горы девочки, какой будет вес у рюкзака и многое другое...
В горы всей семьей: с женами, бабушками и детьми! - семейные смены у альпинистов, в том числе на Эльбрусе.
Подготовка к восхождению на Эльбрус в альпклубе.
Разница между инструктором и гидом - вам проводника, или вы хотите научиться самостоятельно ходить в горах?
Что такое Значок Альпинист России - что это, кому и за что его выдают и как его нужно носить
Программа подготовки новичков (НП-1 и НП-2): что я буду знать и уметь к окончанию обучения?

     
Полезная информация: